22f2b34b Выполним усиление металлические конструкции Омск и пригороде. Металлоконструкции на заказ.

Заяц Владимир - Земля Необетованная



Владимир Заяц
Земля необетованная
1
Нук проснулся и тотчас посмотрел на рдеющий зеленым циферблат. Десять
утра. Можно было поспать еще пару часов. Программа Эомики начинается только
в двенадцать. Может быть, удастся заснуть снова? Нук зажмурился. Ну почему,
почему ее программа начинается так поздно?! Если сон не возвратится,
придется еще битых два часа созерцать низкий серый потолок и лиловую
уродливость стандартных стен. И два часа тишина и одиночество будут терзать
его снова.
Нук помнил, что в детстве утро всегда приносило радость. Ведь впереди
был огромный, прекрасный и очень интересный день! И сделать за этот день
можно было неимоверно много. А как мечталось! Нук тогда верил, что станет
биоконструктором. Биоконструктор Нук... Звучит! Хотя знаменитый дихотаймер
Нук - тоже неплохо. На худой конец можно было стать гипномодельером. Увы,
мечты остались мечтами...
Говорили, что у него есть способности. Но оказалось, что иметь
способности мало. Оказалось, что планете не нужны способные или талантливые
биоконструкторы, дихотаймеры и гипномодельеры. Как оказалось, по каждой
специальности нужен был только один человек. Самый талантливый. Который
делал работу лучше всех. А результаты его труда мультиплицировались для
всей отрасли.
В молодости все переоценивают свои силы. И легко вообразить, что
именно ты - избранный среди избранных. Но миллионы самонадеянных юнцов
безжалостно отбрасывались центрифугой жизни. И становились пожизненными
иждивенцами.
Сон не шел. Нук повернулся на бок и почувствовал каменную твердость
ложа. Стало модным заказывать ложе на воздушной подушке. Но тогда он бы не
уложился в ежемесячную субсидию, и пришлось бы сократить просмотр вида до
минимума. На это Нук не пошел бы и под страхом смертной казни. Видеть,
слышать прекрасную Эомику стало единственной целью всей его жизни.
Начало передачи с участием Эомики он предугадывал каким-то десятым
чувством. Сладко замирало сердце, по телу проходила дрожь и корчащиеся
пальцы сами включали вид. Вспыхивала серебристая звездочка, вырастала,
превращалась в дрожащую сферу, в центре которой появлялась ОНА.
Пышноволосая, с нежными алыми губами. Как Венера из пены, рождалась из
матового сияния Эомика.
Эомика улыбалась одному ему, говорила только с ним, глядела лишь на
него лучистыми огромными глазами. Как завороженный, приближался к ней Нук;
бормотал ласковые слова, протягивал руки. И чем ближе к сфере он подходил,
тем размытее становилось объемное изображение крутобедрой золотоволосой
красавицы. Черты прекрасного лица искажались, дергались, по всей фигуре шли
молочно-белые волны.
Горько вздыхая, Нук отходил назад, наощупь находил ложе и продолжал
любоваться своим кумиром лежа. Долго стоять он не мог - от постоянной
неподвижности мышцы тела стали дряблыми, словно холодец, плохо сгибались
суставы. В свои неполных тридцать лет Нук имел сутулую круглую спину,
большой дряблый живот и нездоровый серый цвет лица.
Но это его абсолютно не беспокоило. Зачем ему мышечная ткань? Это
рудимент, доставшийся нам от предков. Только раз в месяц по требованию
"Службы здоровья" ему приходилось выбираться из своего супернебоскреба
"Небесный замок" на улицу.
Эта прогулка была сплошным кошмаром. Записываться на выход доводилось
еще в пять утра, а потом около часа или двух продвигаться к выходу среди
колышущейся жаркой толпы. Раньше было еще хуже. Для выхода на улицу
требовалось полдня. Но теперь, после того, как сделали три дополнительных
подземных выхода