22f2b34b Заказать замена проводки в Томске и пригороде. Русский электрик.

Заяц Владимир - Родная Чужбина



Владимир Заяц
Родная чужбина
Старик сидел, положив натруженные за день руки на стол, ощущая в них
привычную тяжесть. После выпитого чая по телу распространялась волна тепла
и покоя.
Жена, сидящая напротив, поглядывала на него с удовлетворением: стар
стал муженек, поседел совсем. Но, тем не менее, крепок, как дуб; вынослив,
быстр в движениях. В последние годы время, казалось, вообще перестало
касаться внешности старика.
Что волосы седы - не беда. Зато они у него гуще, чем у многих молодых.
Они сейчас, молодые, все такие: худые, бледные, словно стебелек, выросший
в погребе. Не удивительно, что молодежь так и не прижилась здесь, на
Надежде. Большинство вернулось на Землю, а часть... До сих пор медики
спорят о причине их смерти. Одни предполагали, что сыграла роль нехватка
каких-то микроэлементов. Другие, столь же безосновательно, делали
виновником таинственный вирус.
Поступил приказ о срочной эвакуации молодых людей. Те оказались
задиристыми, не стали подчиняться.
В ракеты их сажали силой. Они тщетно пытались вырваться и выкрикивали
странные слова:
- Прекратите! Вы нарушаете первый закон!
За сорок лет, прошедших от начала заселения, совсем мало людей осталось
на планете. Они с мужем едва справлялись с работой - Земля требовала много
пшеницы.
Так же нелегко было и другим поселенцам. Сейчас на сотни километров
вокруг не встретишь жилья. Лишь изредка попадаются домики поселенцев,
затерявшиеся среди золотого моря пшеницы.
Легко понять, почему остался в живых муж, - такому все нипочем. Но
почему выжила она - худощавая, болезненная?
Всевидящее око электронного домоправителя заметило расслабленное
состояние Старика - подъехала тележка с манипулятором, убрала посуду.
- Ну ладно уж. Забирай, - пробормотал Старик.
Вообще-то уборку и многие другие рутинные домашние дела Старик
предпочитал делать сам, не полагаясь на киберов. Надо ведь и самому что-то
делать.
По милости этих вездесущих киберов у взрослого человека сейчас
самостоятельности не больше, чем у новорожденного. Так и живут до самой
смерти - с соской во рту.
Страда - дело серьезное. Его механизмам препоручать нельзя, что бы там
ни советовали земные специалисты.
Старик хорошо помнил, как совсем еще ребенком смотрел передачу о первых
промышленных роботах - неуклюжих манипуляторах, управляемых примитивным
компьютером. Они не вызвали у него восторга. И сейчас, вспоминая ликующий
голос диктора, недоуменно пожимал плечами.
Роботы изменились неузнаваемо, но не изменилось отношение к ним
Старика. Кибер есть кибер, а человек есть человек. И что бы ни утверждали,
но так оно было, и так оно будет, и по-другому быть не может.
Он глянул на жену, заметил ее одобрительную улыбку, и ему стало не по
себе. Ощущение покоя исчезло, внутри что-то неуютно напряглось.
За окном быстро темнело. Пшеница уже убрана почти до самого горизонта.
Но Старик знал, что там, дальше, довольно большой участок неубранной
пшеницы. Нужно еще два-три дня. Вся надежда на то, что прогноз не соврал и
обложные дожди не начнутся раньше, чем через неделю.
В комнате стало совсем темно, и домоправитель включил освещение. Яркий
свет резанул по глазам.
- Не так сильно, - поморщился Старик.
Яркость света уменьшилась.
Жена понимающе кивнула.
- Ты прав. Яркий свет может повредить ему даже там.
- Конечно, может. Если он неглубоко, - Старик озабоченно приложил
широченную ладонь к крышке стола и неожиданно улыбнулся. - Все в порядке.
Скребется.
Массивный дубовый стол был единственной мебе