22f2b34b

Заяц Владимир - Палеонтологи



Владимир Заяц
Палеонтологи
За четыре дня съезда мы успели привыкнуть к этому необычному человеку -
молчаливому, в огромных роговых очках, закрывающих пол-лица. Несмотря на
жару, даже в помещении он никогда не снимал плащ. Поднятый воротник делал
его похожим на детектива из комедийного фильма.
Был последний, самый скучный день съезда, когда "подводят итоги",
"высказывают пожелания" и "с удовлетворением отмечают". Бетонное здание за
день накалилось. Вентиляторы под потолком гоняли по залу жаркий воздух.
Выступающие - в пиджаках и при галстуках - с омерзением пили теплую воду
из графина и с завистью поглядывали на коллег в зале, давно сбросивших
потяжелевшие от пота пиджаки.
Я, рассматривая присутствующих, несколько раз натыкался на взгляд
странного незнакомца. Это меня удивило. Чем я привлек его внимание?
Еще около получаса мне удалось высидеть в этой парилке, но в конце
концов я выскользнул из конференц-зала и направился в буфет.
Там было душно и тихо. Пахло кислым, сонно жужжали мухи. За окном
неистово полыхало солнце, искрясь на пустынном асфальте. Изредка по улице
проносились запыленные автомобили, ослепительно сверкая стеклом и никелем.
Я представил, каково сейчас в машине, и почувствовал сострадание к
водителям.
За стойкой, согнувшись над вязанием, сидела пожилая женщина. Я взял
пива и сел за столиком подальше от окна. Он был украшен пустым
пластмассовым стаканчиком для салфеток и солонкой с окаменевшими
отпечатками пальцев.
Я налил пиво в тусклый стакан, но выпить не успел. Вошел тот странный
незнакомец. Он медленно повернул голову и, прицелившись взглядом,
направился ко мне.
Подойдя, он резко остановился и, глядя на меня в упор, произнес
скрипучим бесцветным голосом:
- Разрешите, я сяду подле вас на стул?
Я удивился и кивнул.
- Очень вам спасибо, - бесстрастно поблагодарил незнакомец.
Он сидел долго, безмолвно, уставившись зеркальной чернотой очков в
стол. А я тем временем пытался догадаться, чем же заинтересовал его.
Молчание стало томить. И тут незнакомец сам начал беседу. Он пошипел
горлом, точно неисправный кран, и сказал доверительно:
- Жарко телу.
- Жарко, - подтвердил я.
Незнакомец опять умолк и, вытащив из кармана платок, тщательно вытер им
абсолютно сухой шелушащийся лоб.
Его движения всколыхнули душный воздух, и до меня донесся
суховато-пыльный запах: так пахнет нагретый за день камень старых зданий -
потрескавшийся и поросший мхом.
- Вы тоже интересуетесь палеонтологией, я вижу, - произнес он еще одну
странную фразу.
- Вы хорошо видите, - согласился я, глядя на его дурацкие очки и едва
удерживаясь, чтобы не переступить границ вежливости. - Все палеонтологи
интересуются палеонтологией.
Зеркальные очки уставились на меня, жаля ослепительными лучами.
- Это, наверное, обстоит так, - после минутного раздумья заскрипел он.
- Решил осмелиться поговорить с вами, так как потому, что почувствовал в
вас нечто родственное.
Это же надо! Родственничек!
А сосед по столику, нимало не смущаясь, продолжал:
- В палеонтологии я не профессионал, но интересуюсь весьма.
Начало не предвещало ничего хорошего, и я, чтобы хоть на время
избавиться от докучливого собеседника, сказал:
- Простите, я за пивом.
Буфетчица, не сразу оторвавшись от вязания, подала бутылку. Я посмотрел
на ее рукоделие. Фиолетовая мохеровая кофточка была почти связана. Она
получилась пушистой, нарядной и на вид очень теплой.
Я вернулся к столику и поставил бутылку на вытертый белый пластик. Пиво
цветом и темпера