22f2b34b

Зайцев Михаил - Игнат Сергач 1



МИХАИЛ ЗАЙЦЕВ
ПОРЧА НА СМЕРТЬ
ИГНАТ СЕРГАЧ – 01
Аннотация
Москва стоит на ушах. Один за другим умирают абсолютно здоровые, преуспевающие бизнесмены. Поговаривают, что это дело рук таинственного Темного Мастера, способного наслать смертельную порчу на любого.

Вдова одного из умерших дельцов Нинель Протасова, желая отомстить убийце мужа, обращается за помощью к профессиональному прорицателю Игнату Сергачу. Тот легко соглашается за весьма `скромную` мзду переквалифицироваться в сыщики и начинает опасную охоту, используя свои связи в мире всевозможных `чародеев` и `колдунов`.

Но вскоре выясняется, что он и сам запрограммирован на скорую смерть... И теперь Игнату необходимо не только снять гибельную порчу, но и срочно обезвредить астрального киллера...
Мир совсем не таков, как нас учили. Когда завеса падает, он оказывается гораздо более странным и опасным, чем мы хотели бы верить.
С. Джейсон Блэк
Пролог
Блестящий бок ухоженного, тяжелого, как танк, джипа блеснул изумрудной зеленью. Автомобиль притормозил, объезжая рыхлый сугроб, из которого криво торчал одинокий фонарный столб.

Подслеповатая лампочка лениво освещала грязные ошметки талого снега на потрескавшемся асфальте и слезоточивые пирамиды сосулек вдоль пунктира водосточной трубы, прижавшейся к блочной стене мертвой пятиэтажки. Ночью, в уснувшем «спальном» районе, рядом с пустым каменным бараком джип выглядел посланцем иного мира.
Сверкнув лакированным боком, автомобиль нехотя заполз в сырую темень и остановился вблизи мрачного провала парадного. С легким щелчком отворилась автомобильная дверца, на промозглый асфальт ступила нога в стильном, скроенном по заказу, полуботинке.

Благородный каблук утонул в снежной слякоти. Не обращая внимания на хлябь под ногами, статный, одетый с иголочки пожилой господин решительно направился к зияющей пустоте парадного. Ему вслед глядели две пары хмурых глаз.

Телохранители никогда не задавали лишних вопросов и редко оставляли бесхозным охраняемое тело. За вычетом тех исключительных случаев, когда седая голова, венчающая драгоценные телеса, сморщив ниточку усов и страшно побагровев, шипела сквозь фарфоровые зубы, обещая завтра же уволить профессионалов личной охраны, поменять их на более покладистых.
Колючие взгляды за спиной заставляли упрямого господина шагать широко и быстро, однако, переступив порог лишенного дверей парадного, он вынужденно укоротил шаг — впереди тьма лестничных пролетов с едва уловимыми очертаниями сбитых ступенек. Сладковатый запашок гнили сморщил ниточку усов пожилого франта больше обычного. Густые брови сошлись на узкой переносице, седовласый господин близоруко прищурился и разгляделтаки на площадке между первым и вторым этажом путеводный огонек свечи.
Тонкую палочку церковной свечки выкрасили черным, и от того казалось, будто лепесток огня повис в затхлом воздухе. Лавируя меж разнообразно мерзкого мусора, аккуратно наступая на увечные ступеньки, седовласый господин добрался до первого огонька, вновь прищурился, заметил очередную свечку на следующем лестничном изломе. Седовласый вздохнул глубоко, витиевато выругался шепотом на выдохе и продолжил восхождение.
Его ожидали на третьем этаже. Крашеный воск последней свечки капал на длинные, узловатые пальцы с желтоватыми, ломкими ногтями. Огонька едваедва хватало, чтобы обозначить контуры костлявой фигуры в длинном, до пят, скроенном из грубо обработанной ткани балахоне с островерхим капюшоном.
— Почему здесь, а не как раньше, на кладбище? — вместо приветствия деловито,